ve4no_pianistka (ve4no_pianistka) wrote,
ve4no_pianistka
ve4no_pianistka

Category:

Концерт хора. Обрывки впечатлений

С философии отпустили слушать гала-концерт конкурса пианистов. Эта музыка угнетает, так что предпочла на полчасика съездить в общагу, перекусить, выложить кипу лишних нот и тетрадей. А заодно проверить, все ли колготко-юбко-кофты с собой взяла. Не помогло - забыла резинки для волос, пришлось выступать с распущенными.
На распевке жарко и душно. Зачем-то спрашивают меня отдельно; хорошо, что на "бр", а не на "ми" или "рея" всякие. Эту распевку я с трех лет знаю, мы ее до конца клавиатуры на повышенной скорости пропевали, уже даже не фальцетом, а чем-то совсем невообразимым.
Пока ждала репетицию, уговаривала Диму пойти на банкет, хотя сама еще не была уверена, что пойду. Он выбрал, как он выразился, секс, которого уже полторы недели ни-ни. Интересно, как живут другие мальчики, у которых и по три года ни-ни.
Юбки гладить не пришлось. Добрая тетенька водила вдоль ткани устройством с паром. Заодно и кофту прогладила. Моя х/бшка лучше, чем синтетика у девчонок, зато на ней вся Пузькина шерсть. Избавиться нереально, все вещи из дома навеки становятся мохнатыми.
Когда одевалась, отложила кольцо, чтобы колготки не зацепить. Естественно, помня о нем, все равно умудрилась свалить на пол. Под стульями не нашла, свалила все на плохое зрение и подключила к поиску полгруппы. Укатилось аж к окну, спасибо Алле, что заметила.
В начале выступления вспомнился эпизод с концерта хоров музыкальных школ, который Ваня Тахонов описывал. Что девочка в обморок упала. Стало интересно, случится ли у нас что-то подобное. Зря вспомнила. Ощущение нереальности, когда сама стоишь, пошатываясь, разминая ноги после каждого номера, и когда рядом Машу начинает вести, а потом она падает.
Обидно, что Паша стоял не сзади, как на репетиции, а сбоку. К нему приятно прислушиваться, особенно, когда самой не надо петь, во втором номере или на "Душе моя". Зато он так смог поймать Машку.
Неприятные ощущения, когда с первых же нот слышно, что тональность поехала. Осознание, что ничего тут не исправишь, и приходится просто идти за всем хором. Когда сольное выступление, все зависит только от тебя, а массовое зависит от каждого в отдельности и от всех в целом.
Тенор прямо за мной был с абсолютным слухом и зачем-то пытался петь правильно, когда весь хор уже был на полтона ниже. Похвально, что он слышит и хочет исправить, но в данном случае правильное может стать неправильным и фальшивым.
За Подъельского было страшно, особенно когда унисон хора на фа не совпал с фа флейты. Мало ли, вдруг и правда инфаркт от такого позора мог случиться. Обошлось, хвала всем.
Когда поешь, ноги не болят совсем, даже не усталые, если только не шевелить ими. Тогда понимаешь, что ног уже нет, по крайней мере, чувствовать их уже не получается. Неважно, кстати, каблук или плоская подошва, стоять без движения час даже босиком трудно. 35 размер обуви - а все равно ноги из туфель выпадывают. Надо не забыть подложить потом что-нибудь, а то так и буду, как на костылях. Пол в театре хороший - гладкий и теплый, не страшно было снять обувь и пройтись в колготках хотя бы до лестницы.
Ренат очень помогал. За руку держаться намного удобнее, чем за перила. Приглашал посидеть в кафе и выпить чаю, но нужно было послушать второе отделение. Оно, кстати, оказалось вполне необычным, сочетание еврейской музыки и джаза, потом шутовские песенки, которые мы как распевки еще давно использовали. И "Ой-ой-ой" Карена Мовсесяна, да.
Пыталась придумать, как попросить Пашу пропустить маму на банкет. Не нашла подходящего момента и слов. Решила потом сказать, что не останусь.
В класс пускать не хотели, переодеваться не давали. Подъельский сказал, что и не надо, что мы должны выйти на сцену в финале на поздравления. Это, наверное, было замаскированное наказание за то, что исполнение было не идеально. Стоять полчаса, мило улыбаться зрителям, хлопать на все эти бумажно-выученные тексты... три года назад последний раз такое было, уже успела отвыкнуть. Диденко была самая живая и веселая, насколько искренне говорила - судить не могу, но залу нравилось.
После концерта не смогла найти ни маму, ни Пашу; пошла переодеваться и собираться домой. Мама оказалась уже в хорклассе. Вот кто проберется в любую запретную зону, да еще и вместо того, чтобы тихо в уголочке сидеть, начнет ко всем приставать и всячески светиться. Я так не умею, если нельзя, то нельзя.
"Многая лета" было оглушительно и громоподобно, мне неизвестно, но к третьему повтору выучилось. Еда была буржуйско прекрасна. Шашлычки, морепродукты, сыры и колбасы, закуски и бутербродики. Сыр с плесенью, наверняка дорогущий, оказался таким же, какой получается у нас нынче в комнате при отсутствии холодильника и плюсовой температуре за окном.
Удержаться невозможно. Вроде бы знаешь, что надо проявить уважение, посмотреть выступления, посмеяться со всеми и подпеть, но как-то автоматически осознаешь себя поглощающей всю эту вкусноту. Сказывается малообеспеченное детство, а заодно и нынешнее ограниченное в средствах и развлечениях студенчество. Нужно учиться держать себя в руках.
Но как, если есть десерт? Яблоки, мандарины, груши... настоящий, не консервированный ананас снес мне последние остатки самообладания, а свежая клубника довершила разрушение личности. А еще бокалы со сливками и маленькие вкусняшки с той же клубничкой...
Выпивка была на любой вкус - шампанское, красное и белое вино, соки. Я попробовала все соки, имеющиеся в наличии, и по маленькому глотку каждого вина. Как обычно, после Италии мне все кажется кислым, так что мучиться и пить не стала. Плохо то, что абсолютно трезвая я начинаю себя вести как абсолютно нетрезвая. Наверное, от компании зависит. От Стаса, который выдул под 15 бокалов вперемешку красного и белого, меня отличало лишь то, что я не шаталась и смеялась немного потише. Тоже надо следить за собой, а то небось думают, что я до буйности напиваюсь. Стыд и позор.
Карен милаха. Пел зажигательно, подходил фотографироваться, просил выслать результаты нашей криворукости. Приятно, что не звездит, а то у некоторых бывает.
Стас и Паша Поздняков захватили 4 бокала и танцевали с ними в фойе. Потом, когда решили, что совсем поздно стало, и нужно домой, пошли искать Пашу. Заодно по пути встали у приемной, и Стас завел "Да святится имя твое". На зов появился Паша, наругал нас. Стыдно было, что их не успокоила и что сама дурью маялась.
До общежития шли пешком, чтобы мальчики проветрились. Наташа зачем-то согласилась их пустить к себе переночевать, но вроде все прилично было. Заодно узнала, кем работает Стас, какую крышесносящую зарплату он получает за такую приятную работу, а еще, что он едет на повышение квалификации в Германию на месяц. Я завидовала, а он страдал, что целый месяц не увидит студийцев и страшно соскучится.
На кухне у Наташи Поздняков раскрыл пару секретиков Паластрова, заявив, что он пьяный и ему можно. Единственный руководитель, которого можно обсуждать и ни разу не сказать и не подумать о нем ничего плохого.
Мальчики в студии невыразимо приятные и милые. С такими хочется много общаться, вне занятий и просто как с друзьями. Гулять, сидеть в кафешках, разговаривать - вот только все живут в разных районах, учатся и работают, и как-то кроме Рената мне наглости не хватит никому просто так написать и встретиться. Жаль-жаль.
Tags: НГАТОиБ, НОВАТ, О музыке, О парнях
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments