?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

В прошлую пятницу нам с Кириллом посчастливилось побывать на концерте в историческом здании на Большой Полянке, которое сейчас занимает московский центр Юрия Башмета. Несмотря на афишу со звучным названием «Невыносимая легкость бытия», заимствованным у Кундеры, в концерте не поднимаются глубокие философские вопросы. Но что касается «легкости» - это вполне оправданно, так как программа составлена из произведений «лёгкой» классической музыки, джазовых номеров, импровизации и авторских композиций молодых музыкантов.

DSCN0449.JPG

Мы оба – и я, и Кирилл – довольно искушенные слушатели, с высшим музыкальным образованием, со значительным опытом выступления и посещения различных концертов. К тому же оба склонные к критицизму. Тем удивительнее для меня было то, что реакция на каждый номер у нас были схожими, даже подчас абсолютно идентичными. Чего нельзя сказать про остальную публику – самые громкие овации получили исполнители, которые нас не особо впечатлили.
Надо отметить, что мое «не впечатлили» уже действует в московских реалиях. Если бы я пришла на бесплатный концерт, организованный силами концертмейстеров и педагогов ДМШ и ДШИ в небольшом камерном зале – но не в Москве, а в Новосибирске, - и услышала там такой уровень исполнения, это было бы невероятно. Так что те исполнители, которым мы мысленно поставили твердую «четверку», в Новосибирске получили бы «пять с плюсом». Здесь же, в условиях, когда в один день мероприятий проводится больше, чем в моем родном Новокузнецке за весь год, начинаешь требовательней относиться к музыкантам; а они, зная это, демонстрируют невероятно высокий уровень мастерства.


Стабильно хорошим было исполнение концертной фантазии Фролова на темы из оперы Д. Гершвина «Порги и Бесс» ( Кузавов Александр и Никифорова Наталья). Да, все сыграно. Да, вполне качественно (к пианистке претензий не имею, у скрипача была пара мелких недочетов в интонации и пассажах). Но, как выразился Кирилл, можно прийти домой, включить любую запись этого произведения, и услышишь ровно то же самое. Будто под копирку – те же штрихи, те же  интонации, та же фразировка, то же отношение. Но не могут же все исполнители в мире одинаково чувствовать музыку, нужно в каждое произведение привносить что-то свое, а иначе зачем вообще играть?

Похожие эмоции вызвало исполнение Арлена «Над радугой» (Воронцов Юрий и Четвертная Ирина). Только в данном случае негативную роль еще сыграло то, что для меня это произведение было неизвестным. Поэтому сейчас, по прошествии трех дней, я даже не могу вспомнить ничего, кроме своих ощущений, что это было профессионально, качественно (если не считать саксофоновой трели, она подпортила общее впечатление) – но без души. А при таком романтичном названии (радуга у меня ассоциируется с волшебством, гармонией и каким-то светлым счастьем) хочется и в музыке услышать нечто вдохновенное.

Смутное впечатление оставила после себя песня без слов «Душа» Сиара (Щербашин Андрей и Изюмов Василий). Это произведение закончилось чересчур быстро и внезапно (в отличие от других, которые были, наоборот, затянуты), что не дало в полной мере насладиться звучанием тромбона. Но все равно было очень приятно слушать динамизацию в финале пьесы, когда его густой звук обволакивал весь зал, заставляя резонировать в ответ.

При том, что концерт был анонсирован концертмейстерским отделом учебно-методического центра Москвы, не все пианисты показали себя хорошими концертмейстерами (хотя это не помешало им показать себя хорошими пианистами). Так, например, в концертном парафразе для саксофона и фортепиано Дадли «Дживс и Вустер» ( Скиба Антон и Есеева Ксения) мощный и полнозвучный тембр саксофона был полностью перекрыт ярким и настойчивым  звучанием рояля. Это не походило ни на концертмейстерство, ни на камерный ансамбль; и очень мешало восприятию целостного произведения то, что каждый был солист, а дуэта не было.

Немного другое было ощущение от «Интермеццо» для кларнета и фортепиано Цфасмана (Азаренков Валентин и Сербента Андрей). У исполнителей, видимо, было совершенное разное понимание, как нужно играть эту музыку. А результатом этого стали совершенно различные штрихи, звукоизвлечение, а соответственно и характер. Кларнетист чересчур ударился в лирику, а пианист играл акценты ради акцентов (или ради композитора, но не ради идеи), в итоге дуэта, увы, не случилось.

Авторские композиции Романа Шматалюка, написанные для дуэтов фортепиано со скрипкой («Элегия») и с саксофоном («Осенний рэгтайм»), показали, что Роман (сам исполняющий фортепианную партию) – отличный, виртуозный пианист. И, на мой взгляд, отличный фортепианный композитор (правда с небольшим перевесом внимания на правую руку). Но вот партии вроде бы солирующих инструментов выглядели неразвитыми, даже ненужными. Можно было заменить и скрипку (Федорова Татьяна) и саксофон (Багликов Алексей) на любой другой инструмент, или вообще отдать их довольно скромный нотный материал пианисту  – суть бы не поменялась. Так что я бы с удовольствием послушала (и поиграла) фортепианные сочинения Романа, а вот в ансамблевых сочинениях хотелось бы большего внимания духовым, струнным и их специфике.

Единственное трио исполнило «Историю любви» Альмарана и «I got rhythm» Гершвина (Макарова Надежда, Зверкин Сергей и Лигостаева Елена). Про вокалистку писать не буду, мне очень редко нравится женский вокал, женская манера держать себя на сцене – не знаю почему, но к вокалисткам я особенно предвзята. Другое дело, что мне на протяжении обоих произведений казалось, что еще чуть-чуть и они разойдутся. Не было какого-то четкого пульса, который бы держал всю структуру и не давал композиции развалиться. Но зато в их исполнении было нечто другое. Я никогда не думала, что можно сыграть пошло. Не в смысле «вульгарно», «безвкусно» или «грубо», нет! А как будто некий мачо-мэн решил «подкатить» к красивой девушке, подмигнул ей (или бровями поиграл) и хитренько многообещающе ухмыльнулся – вот именно так звучали реплики трубы. Не знаю, почему так, но образ был невероятно яркий. Если вы никогда не слышали пошлую трубу, уверяю, это очень впечатляет.

Нашим общим фаворитом оказался ксилофонист Андрийчук Николай, исполняющий «The Golden Age of the Xylophone» (Floyd Werle and Randall Eyles). Все-таки я год отработала у ударников и представляю себе специфику игры на их клавишных. Это было, честное слово, невероятно! Виртуознейшее исполнение, какая-то нереальная скорость и абсолютно все ноты на месте. Все пассажи были исполнены блестяще, техника была на грани фантастики. На этом фоне пианист (Кузнецов Илья) поначалу выглядел скромно, но уже к середине произведения разыгрался и достойно поддержал солиста.

Очень понравилось «Танго для Клод» Гальяно в исполнении Шелыганова Андрея и Скорецкой Василины. И хотя большинство танго вторичны по отношению к сочинениям Пьяццолы, они все обладают каким-то магическим воздействием на зрителей – через ритм или через специфический тембр аккордеона. Музыка захватывает, завораживает и не отпускает до самого конца, в чем, конечно, заслуга не только композитора, но и исполнителей.

Лучшим номером я считаю (и Кирилл со мной согласился) «Feelings» Альберта (Мачула Андрей и Ханжов Денис). Это было идеальное сочетание всех мелочей, все было на месте и все было правильно. Саксофонист и пианист отлично исполняли каждый свою партию, и в то же время были единым целым, дополняя друг друга. Единый образ, единые мысли, передающие смысл названия – это и вправду звучало очень чувственно. Когда не задумываешься о нотах, о качестве, о технике, а просто наслаждаешься Музыкой. Они творили магию звука. Это было такое исполнение и такое произведение, которое хотелось бы слышать саундтреком в самый эмоционально наполненный момент жизни (как бывает в фильмах). Это не значит, что я не заметила парочку моментов, где вступления были невместе – но, как ни странно, такие моменты не испортили впечатления. А значит ансамбль – это не одновременное нажатие или снятие звука, а нечто намного большее, что не передать только лишь одновременностью. Браво, Андрей и Денис!

Завершился концерт исполнением Дмитрием Смирновым своего сочинения «Waltz in jazz style». Джазовый стиль явно присутствовал, а вот вальс – лишь местами и довольно сомнительный. Все это было довольно тяжеловесно, пассажи не были филигранными, а значит и впечатляющими, рояль гудел и не давал нужного блеска звуку. Пока в фортепианных джазовых импровизациях я не слышала равных Денису Мацуеву, но он, конечно, признанный виртуоз.



Хочется отметить, что публика в Москве очень доброжелательная, искренне поддерживающая исполнителей и в целом очень культурная. Ни на одном мероприятии я еще не услышала неуместного звонка мобильного телефона из зрительного зала, что в Новосибирске случается на каждом концерте. И очень приятно, что в Москве постоянно есть возможность бесплатно приобщаться к высокой культуре и слушать прекрасных исполнителей в красивых залах.

Метки:

Последние записи в журнале