ve4no_pianistka (ve4no_pianistka) wrote,
ve4no_pianistka
ve4no_pianistka

Categories:

Путешествие по Алтаю. Часть 3

День пятый. 13 августа
Самый худший день рождения в жизни.

Кириллу исполнилось 28 лет. Неприятности начались с самого утра. Или даже раньше, ночью, когда пошел дождь. Все деревья в округе оказались мокрыми, как и все наши спички. Импровизированный очаг в этот раз не спас, и огонь разжечь так и не удалось. Пришлось есть холодную еду, пить холодную воду и надеяться, что дождь прекратится. Ха-ха. Наивные.
Через час после раннего подъема стало ясно, что солнце решило взять отпуск и отдохнуть где-нибудь на Карибах. А Алтай и без него проживет. Что поделать, пришлось собирать мокрую палатку и натягивать на себя полный комплект одежды. Вперед – к Кучерлинскому озеру!
Ну это мы так думали, что к озеру.  Вроде бы мы пошли туда, где виднелись признаки цивилизации – а точнее, признаки жизнедеятельности нецивилизованных лошадей. Шли по дороге, потом по тропинке.  И вдруг в какой-то момент оказалось, что идти дальше некуда, вместо тропинки – заросли. И нет, чтобы повернуть назад, к кедровым стоянкам! Нет, чтобы найти знающих людей и поинтересоваться направлением движения! Неееет! Мы же ищем себе приключений на пятую, да и все прочие точки тела. И мы полезли на холм, возвышающийся справа от нас. Вдруг с него будет видно дорогу?
Подъем на холм был тяжелым. С холма не было видно ни-че-го, кроме окружившего нас леса, в котором не ступала нога разумного человека. Несмотря на это, спуск с холма показался нам худшим вариантом, нежели углубиться в лес и поискать признаки жизни и тропинки где-то там. Не знаю, сколько мы так бродили, проваливаясь по колено в скрытые мхом ямки, перелезая через одни упавшие деревья и подныривая под другие. И тут – ура! – услышали шум реки. Почти скатившись по крутому холму, мы вышли к дороге. О, мы были уверены, что мы выбрались, потому что там была дорожка, русло каменной реки и бурлящая текущая речка. Вот вдоль ее течения мы и пошли, уверенные, что это Кучерла.

DSCN0127.JPG

Прошло несколько часов. Напомню, все это время лил дождь. Мы шли постоянно вниз, скользя в грязи, и, что нас немного напрягало, не встретили ни единого человека. Что нас напрягало еще больше – мы не встретили ни единого признака лошадей. Дорожка была узкая, только для одного человека, странно вихляла и замедляла наше движение огромным количеством поваленных деревьев. На основную дорогу это было совсем не похоже. Видимо, речка только притворялась Кучерлой, чтобы завести нас в безлюдную глушь.
В итоге, у какого-то ручья на нас снизошло озарение – надо поскорее возвращаться обратно, иначе можем сильно заблудиться. Как ни странно, дорога по грязи вверх оказалась менее трудная, чем вниз, по крайней мере не боишься поскользнуться и съехать на попе по грязной горочке. Зато нас ожидало опасное препятствие в виде огромной каменной насыпи у водопада. У меня нет слов, чтобы описать, как это было страшно. В насквозь мокрых вещах, с ледяными руками, под грохот дождя и водопада мы перепрыгивали с камня на камень. Через тонкую подошву они впивались в ноги острыми краями. От дождя камни были такими скользкими, что за них никак не получалось ухватиться. Мало того, они еще и угрожающе раскачивались под ногами, а иногда падали вниз, рискуя утянуть и нас за собой. Бррр! Такой трюк только со страховкой нужно выполнять.

DSCN0131.JPG

С горем пополам вернулись мы на кедровые стоянки в половину четвертого. Промокшие, несчастные, немного злые и очень голодные. Не ели с самого утра, не отдыхали тоже с утра. Добрая девочка-туристка показала нам путь к озеру, пообещала, что там нас встретят алтайцы с баней и теплыми домиками, и что мы там сможем оказаться уже через четыре часа. Ха-ха. Про наивность я уже писала?
Небо сильно потемнело, появился туман, дождь так и льет. Если раньше мы выбирали, идти по траве или по грязи, то теперь перед нами куда более сложный выбор – по грязи или в лужу. Синие штаны уже по бедра стали черными. Скользко, мерзко, мокро. И все время запах конского навоза. Мы ему радуемся, как дети малые: «Ура, какашка!». Это значит, что мы идем в правильном направлении, где лошади – там и цивилизация. В голове одна мысль: «надо-успеть-надо-успеть-иначе-замерзнем-и-умрем». Из палатки и спальников можно выжать целую ванну дождевой воды. Рюкзак разваливается на части, вышла из строя лямка, сломался карабин, на котором дежался спальник. Кроме дурацких мыслей в голове крутятся дурацкие песни и кадры из «Игры Престолов», где на большом и очень теплом костре сжигают людей.
Самый психологически страшный момент случился, когда стало ясно, что дойти мы не успеваем и придется устраиваться на ночлег в лесу. Мы уже полчаса топали по лужам в абсолютной темноте. Фонари, телефоны и прочая техника намокла до полной неработоспособности, подсветить путь было нечем. А тут как назло – развилка. И нет никакой возможности определить, что под ногами: грязь или размытые какашки, указывающие верный маршрут.
Мокрую палатку не стали даже ставить, просто разложили на мокрой траве. Внутрь выложили мокрые пенки, на них мокрые спальники, клеенки, термоодеяло... Ни единой сухой вещи в рюкзаке! Всю ночь мы мучились выбором: умереть от холода или от переизбытка углекислого газа? Мы грели друг друга и дышали-дышали-дышали. А потом, когда дышать становилось невозможно, открывали небольшое окошечко в нашем нагретом, но отвратительно мокром коконе и впускали в палатку холодный свежий воздух с капельками дождя. Ночь была длинная и мучительная, но мы ее каким-то образом все-таки пережили.

DSCN0133.JPG


День шестой. 14 августа
Баня – друг человека.

Я не вспомню дня, когда мне было так же плохо, как в то утро. Болело все, что может болеть, гематоген обжигал рот при попытке его съесть, выжатая, но вонючая и холодная, с застывшей грязью одежда противно липла к телу и ни капли не согревала в 8 утра. Солнце даже не думало выходить на небо, но и дождя тоже не было. Кирилл взял все в свои мужские руки (у него это хорошо получается в критических ситуациях), выжимал и собирал все вещи, складывал палатку... а я пыталась согреться примитивной утренней гимнастикой и привести себя в состояние, которое бы позволило дойти до Кучерлинского озера.
Под конец сборов мы услышали человеческие голоса! Какая это музыка для слуха – особенно когда ты в глухом лесу и не знаешь, куда идти. Алтайский коневод объяснил, что мы не дошли буквально 200 метров вверх – и там уже было бы видно озеро. С неизвестно откуда взявшимися силами мы отправились в дорогу. Алтаец, конечно, наврал, там побольше двухсот метров было, но минут через пятнадцать мы и правда вышли на поляну, с которой открывался прекрасный вид на бирюзовое озеро и островок. Именно там мы планировали остановиться, отмыться, высушиться и согреться. Внизу, на берегу озера я поразила туристов видом своих белых рук, замерзших и отмокших за ночь – так что бывалые мужики прибежали с бутылкой травяной пятидесятиградусной настойки. Лечить и спасать, так сказать. Обижать щедрых спасителей не хотелось, пришлось выпить, хотя спирт при обморожениях внутрь лучше не применять.

DSCN0136.JPG

Вид цивилизации на островке привел нас в восторг. Там были дома, мусорки и даже умывальник! Центральной постройкой была невысокая юрта – туда-то нас и завели сжалившиеся алтайцы. Мы уселись у костра, в ожидании бани и домика, в котором мы твердо решили провести весь этот день и всю ночь. Пока мы – уже с долей юмора – рассказывали о своих злоключениях и пили горячий чай, одежда понемногу начала подсыхать, да так, что от нее повалил пар, а резина на кроссовках чуть не прожгла ноги. Не знаю, что думали о нас алтайцы, мне кажется что-то вроде «вот городские идиоты, приперлись на природу, чего им дома не сидится?» Правда, когда они узнали, что мы музыканты, отношение к нам сразу стало в разы дружелюбнее. Я так поняла, музыкантам на Алтае позволена любая глупость. Что с нас взять, люди искусства же...
Как только баню приготовили, мы сразу же отправились мыться и греться. Вместе с нами отправились и наши вещи; деньги и документы мы разложили прямо в парилке, насквозь мокрая, но чистая одежда сушилась в кочегарке, а грязная ожидала своей участи в домике. Через час из бани мы вышли свежими, теплыми и довольными. Радость наша омрачалась лишь состоянием нашей техники. Все испытания стойко выдержал только мой телефон. Большой фотоаппарат обнадежил нас, включившись с первого раза, но на второй раз он выдвинул объектив и... все, заглох. Сотовый Кирилла поступил примерно так же, надолго его не хватило. Под дисплеем маленького фотоаппарата появилось небольшое озеро. Нужно было все это разобрать, просушить и отогреть. Вот так, в компании двух телефонов и двух фотоаппаратов я устроилась на кровать под двумя тяжелыми одеялами. И проспала несколько часов.

DSCN2058.JPG

А в это время Кирилл стирал одежду, готовил еду, налаживал контакты и узнавал, как поскорее можно уже добраться до Тюнгура. Пришлось отказаться от отличной идеи – доехать на лошадях – потому что все коневоды шли в другую сторону, на кедровые стоянки. Значит, опять пойдем пешком. Ну а пока можно расслабиться на кровати, в тепле и – даже! – с электричеством. Оно включается только в 7 часов вечера и работает от генератора, и мы как раз можем подзарядить аккумулятор. В такой обстановке почему-то особенно ярко проступает желание поскорее вернуться в домашний уют, полежать в горячей ванне, устроиться на мягкой постели и съесть наконец уже что-нибудь существенное – у меня уже в мыслях вырисовалось меню на приезд: суп, булка с запечеными в ней грибами с сыром, салат и морковный пирог по рецепту Озборнов. Мням! С такими приятными мыслями и спится приятно.

DSCN2049.JPG
Tags: Путешествия, Россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments