?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

В этом году мне посчастливилось побывать на Школе концертмейстерского мастерства, проводимых Российской гильдией пианистов-концертмейстеров. Мастер-классы проводили замечательные педагоги и музыканты: А.З.Бондурянский (народный артист России, профессор МГК), М.И.Кравченко (заслуженная артистка России, профессор МГК), Н.В.Богданова (преподаватель ЦМШ, солистка Москонцерта), Ивари Илья (профессор Эстонской академии музыки, концертмейстер Д.Хворостовского). И, конечно, я записала на память небольшие музыкально-исторические анекдоты и забавные истории из творческой жизни, которые рассказывали эти педагоги.

4b33b703afb5bbd4fe79a5f5ef9e4162.jpg

• Бондурянский выступал в Ирландии с национальным оркестром. Играли тройной концерт Бетховена. На репетиции, сев за рояль, Александр Зиновьевич понял, что банкетка стоит далеко. Но ему было так лень вставать и передвигать ее, что он ухватился за бачки рояля и пододвинул... инструмент к себе. Оркестр замер на мгновение, а потом разразился аплодисментами. Александр Зиновьевич повернулся к оркестрантам и гордо сказал: «Российская фортепианная школа занимает лидирующее положение потому, что нас первым делом учат двигать рояли».

• А.Ф. Гедике был высокий, с усами и бородой. В Московской консерватории он заведовал двумя кафедрами: камерным ансамблем и органом. И всем студентам он давал два основных методических указания. Делал он это так: клал пианисту руку на плечо, вдавливал в стул и говорил в усы размеренным низким басом: «Не спеши». А потом добавлял: «Пока все не сыграешь – дальше не иди»

• История о том, как важно концертмейстеру не только играть, что написано в нотах, но и заранее ознакомиться с оркестровым звучанием произведения. Балет Прокофьева «Ромео и Джульетта». В сцене, где отец с матерью входят в покои Джульетты, на заднем плане слышна музыка бала в соседней зале. В нотах написано fortissimo, и концертмейстер играет громко, танцоры все хорошо слышат и хорошо танцуют. Но когда начались репетиции с оркестром, оказалось, что в этом месте на fortissimo играет только струнный квартет, флейтовая педаль и бас, и в итоге, привыкшие к громкому исполнению танцоры, не услышали музыку и не смогли достойно станцевать.

• В Санкт-Петербурге в Большом зале Филармонии один пианист играл «Фантазию» f-moll Шопена, которая начинается с секвенции. Пока играл, забыл, на каком звене секвенция заканчивается. Пришлось играть до самого конца клавиатуры, и в процессе уже вспоминать, какие же дальше ноты.



• Маргарита Ивановна Кравченко выступала с Ириной Медведевой на концерте в Ангарске, исполняли «5 мелодий для скрипки с фортепиано» Прокофьева. Конферансье выходит и неожиданно объявляет: «Ирина Волкова». Исполнителям становится смешно, но нужно собраться и выйти играть - концерт правительственный. После выступления спрашивают у конферансье, почему так, она же Медведева? На что получили ответ: «Да? Ну все равно же звери».

• Маргарита Ивановна Кравченко выступает в Баку. Фигуристая дородная конферансье выходит и объявляет: «Вивальди. Соната для скрипки в сопровожении фортепиано ре-мажор. Первое исполнение». Исполнители за кулисами - в смех. Спрашивают, почему она объявила «первое», Вивальди ведь давно жил? Конферансье с достоинством говорит: «Минуточку», возвращается на сцену и объявляет: «Первое исполнение в Баку!»

• Концерт в Московской консерватории, поет Иван Семенович Козловский. Среди исполняемых произведений – романсы Дюбюка. Выходит конферансье и объявляет романс «Птички» немного... иначе: «Дюбюк. Птючки».

• Один очень хороший скрипач должен был играть с оркестром скрипичный концерт Шостаковича №1 a-moll. После переезда он не успевал на репетицию, поэтому решил настроиться на исполнение прямо на сцене, во время вступления – четыре такта в темпе Moderato. И вот стоит скрипач на сцене и слышит первые аккорды вступления ля-минорного концерта... Глазунова. А в нем оркестровое вступление всего две доли! Солист моментально подхватывает, вступает и играет. Через несколько минут думает «Что это? Что я играю?.. А... Концерт Глазунова.» И тут приходит вторая мысль: «А почему?» Оказалось, заменили программу, а солиста не предупредили.





• Маргарита Ивановна Кравченко водила экскурсии первокурсникам по Московской консерватории, чтобы студенты прониклись духом и историей прославленного учебного заведения. Вот она показывает им лифт из красного дерева (который только недавно заменили на современный). Рассказывает, что на этом лифте ездили великие деятели XX века: Нейгауз, Гольденвейзер, Игумнов, Гилельс, Коган... Возможно, даже Рубинштейн. На что один восторженный студент говорит «Да, Маргарита Ивановна, ведь вы все это помните!»

• На концклассе у Кравченко первокурсница играет цикл Глинки «Прощание с Петербургом». Там текст Кукольника:
«Дым столбом – кипит, дымится
Пароход… <...>
И быстрее, шибче воли
Поезд мчится в чистом поле».
Маргарита Ивановна спрашивает: «Юля, подумай, на следующем уроке мне скажешь, почему вначале в тексте пароход, а потом – поезд?» Юля приходит на следующий урок, радостная, говорит: «Я все поняла, я знаю почему! Потому что это песня для всех видов транспорта».

• Перлы студентов на коллоквиуме: «Глинка изменил название с «Жизнь за царя» на «Иван Сусанин» потому, что в советское время нельзя было писать про царя».

• Перлы студентов на коллоквиуме: «В опере Моцарта «Дон Жуан» два полярных полюса – Дон Жуан и Командир».

• Вокалисты довольно часто путают текст. Один певец исполнял романс Глинки «Ночной зефир». Вместо нужного текста: «Скинь мантилью, ангел милый, И явись как яркий день! Сквозь чугунные перилы Ножку дивную продень!» он умудрился спеть совсем не в рифму: «Ножку дивную просунь».

• Был в Киеве оперный певец. Пел он неважно, зато состоял в профсоюзе. И имелась у него мечта: спеть партию Герцога в «Риголетто». А в арии Герцога в финале есть нота «ре» второй октавы; певцы, у которых она есть – гордятся, а у него, к сожалению, не было. Зато этот певец придумал хитрый ход: когда должна была звучать длинная высокая «ре», он подкидывал шляпу, выхватывал шпагу и ловил на нее шляпу – и делал все это с красиво открытым ртом. Но молча. Оркестр играет фортиссимо, «заглушая» певца, а все зрители думают, что он молодец - сложную ноту взял.



• Когда Наталья Викторовна Богданова впервые играла на концерте с народниками у Вячеслава Павловича Круглова, он сказал: «Вы хорошо играете, но не могли бы играть так, чтобы молоточки от струн прямо отскакивали?»

• У народных инструментов несовершенная конструкция, быстро расстраиваются, так что приходится подстраивать в паузах во время произведения. На что В.П.Круглов говорил: «Это русский Восток, он должен немного не строить».

• Наталья Викторовна Богданова была с мужем-домристом на мастер-классе в Томске. Там люди сибирские, суровые. Организаторы попросили ее предупредить мужа, что на каждого участника выделено ровно полчаса. Идет мастер-класс, у работников три таблички. Тут поднимают первую: «5 минут». Проходит время, поднимают вторую: «3 минуты». И тогда Наталья Викторовна шепчет мужу: «Заканчивай, сейчас будет третья табличка, и неизвестно еще, что на ней написано».

• Ивари Илья аккомпанировал одной певице. Услышал, что она поет неправильный ритм и сделал ей замечание: «Здесь же восьмушка!». «Не убивай мое творчество!» - возмутилась певица.

• Олег Каган и Святослав Рихтер играли скрипичную сонату Брамса №1 G-dur. Перед выходом Рихтер говорит: «Олег, мы выходим и сразу начинаем играть». А у Святослава Теофиловича была привычка начинать играть еще до того, как он сел. К тому же выходит он быстро и стремительно, а фортепианное вступление – это всего два аккорда. Каган идет со скрипкой медленно, и ему приходится начинать играть прямо на ходу. После выступления он обращается к Рихтеру: «Я понимал, что надо играть сразу, но не настолько».

Последние записи в журнале